Распечатать

Вездеход на болотах.

Как корреспондент «МК в НН» тестировал вездеход на болотах

На лесной маршрутке

 В одном из предыдущих номеров я начал рассказывать об увлекательном испытании гусеничного вездехода «Бобр» по затопленному весенними ручьями лесу. Увы, журналистская судьба забросила меня в горы Чечни, и продолжить испытания пришлось позже. Тем не менее, действо оказалось интересным.

 Замена лодки

Напомню, что «Бобр» выглядит как обычная «Газель» - маршрутка. Только на гусеницах и вместо руля – рычаги. Даже приборная панель и многие элементы интерьера похожи. Да и коробка - «пятиступка» позволяет двигаться по проселку достаточно плавно. Посему этот вездеход вполне можно назвать маршруткой для лесных обитателей. С давних времен их «профессиональный реестр» сильно изменился: на место бортников, смолокуров и дегтярников пришли охотоведы, егеря и специалисты по лесоустройству. Таковые и оказались в нашей компании «болотников» - любителей странствий по заболоченной местности. По разбитому асфальту и грунтовке «Бобр» движется достаточно резво. Другое дело – в нехоженой тайге, кода мы выехали из поселка Рустай.

В начале и середине весны большая часть лесов затоплена, а когда вода сходит, ориентироваться и выбирать маршрут становится сложнее: уже видны всплывшие взгорки, среди которых скрыты травой такие ямы и болотины, что выкарабкаться из них не так просто. Поэтому приходиться брать с собой гидрокостюм – обычные болотники не помогают. Перемещаться на крепкой, обитой листовым железом деревенской лодке уже невозможно: вода спала, и таскать на себе плавсредство не возникает никакого желания. Но и пройти пешком можно далеко не везде. Посему вездеход здесь очень актуален.

О плавучести «Бобра» эксперты спорят уже долго и никак не могут придти к единому мнению. Наш аппарат имел ненадежные кингстоны и запросто мог затонуть. Рисковать не хотелось. Тем более, что в современном лесу помимо бревен есть множество других «сюрпризов» из остатков советской инфраструктуры: арматура, бетонные блоки и т.д. В воде и траве их особо и не заметишь, а неверный прыжок может стоить пробитого днища. Кстати, родная проводка у «Бобра» крайне ненадежна и при попадании воды может запросто закоротить. Посему мы привередливо отнеслись к выбору маршрута.

Лесная Венеция

По ориентирам находим грунтовую дорогу среди разлившегося лесного ручья и легко проносимся где-то с полкилометра. Со стороны незабываемое зрелище: лесная Венеция и огромные фонтаны брызг из-под гусениц вездехода. Рядом – архаичный деревянный мост для пешеходов и мотоциклистов. Пытаемся проверить вездеход на «вертлявость» в воде и незамедлительно следует удар – когда-то здесь затевали строительство и всюду разбросаны бетонные блоки. Рачительные крестьяне их почему-то не прибрали для хозяйственных нужд, а в воде стройматериал не виден.

Вот заезд в лес. Даже проселочной дороги здесь нет – лишь вырубка с торчащими пеньками. Через небольшие по высоте и аккуратно спиленные под корень вездеход может запросто перевалить. Но на глаз их размер не всегда определишь, приходиться объезжать. И если на грунтовке рычаги слушаются идеально, то на «кочкообразной» поверхности управлять стало гораздо сложнее. Есть еще одно немаловажное препятствие: плотный кустарник и деревья. Тонкие «Бобр» легко сносит, отчего появляется пагубная самонадеянность, что проехать сможешь везде. И бах – приходится тормозить перед неожиданно появившемся толстым стволом.

Здесь стоит немного сказать о кузове «Бобра». Он изначально усилен и выдерживает удары тяжелых предметов и сверху, и сбоку.

И вот мы выезжаем на заболоченную территорию, занимающую десятки километров. В середине прошлого века здесь были торфоразработки, от которых остались многочисленные ямы размером больше сельского дома. Они так замаскированы зеленью, что заметить их можно только на ощупь – во время неторопливой пешей прогулки. А вот на тяжелом вездеходе пробираться сложнее – можно запросто потонуть в таком «окне».

Тем временем смеркалось, и мы выбрали относительно сухое место для ночевки. Это важная процедура, так как за ночь любая техника может просто уйти в водянистую почву. В палатках и спальниках потребности нет – кабина вездехода идеально подходит под ночевку трех человек: в «грузовом» отсеке два длинных продольных сиденья, а третий спит на коврике – «пенке» посередине. Получается просторно. Хотя мне больше нравится компановка «Соболя». Там человек высокого роста вольготно располагается поперек кузова да еще и на мягких сиденьях.

В «окне» торфянника

За ночь вода немного прибыла, и земля под ногами уже хлюпала. Наскоро подогрели еду на примусе, который в болотных странствиях крайне необходим – сухой древесины, так же как и сухого места, здесь можно и не найти. Несколько часов мы перемещались достаточно меланхолично – под 30 километров в час. К обеду это стало немного утомлять. И тут мы оказались на небольшой полянке. Стали пересекать ее напрямую... Вездеход неожиданно «клюнул» вниз. Резкий задний ход, тучи воды из-под гусениц заливают всю кабину – окна были открыты. Несемся задним ходом к кромке леса – уже стало понятно, что мы попали на заброшенную торфоразработку, а лишние кружение по ней может запросто похоронить вездеход вместе с его экипажем. Кроме того, «шлифуя» почву стоя на месте, вездеход запросто может сам себя закопать. В результате мы, смяв несколько небольших деревьев, просто выпрыгнули на небольшую возвышенность.

Решаемся ехать вдоль леса, тем более, что на подобной почве спасение в скорости – пока гусеницы хоть что-то цепляют, нужно двигаться, а не стоять на месте. Поляну проезжаем аккуратно и без последствий. На выезде небольшое возвышение и сухой лес на пригорке. На радостях скатываемся вниз и опять «клюем носом» в болотную жижу, которая была прекрасно закомуфлированна под пасторальный лужок. Стоим на склоне, гусеницы откровенно проскальзывают, двигатель ревет и, судя по приборам, перегревается. Да и коротнуть может – вода стала поступать в моторный отсек.

Из болотного плена

Вот здесь наконец-то и пригождаются гидрокостюмы. В обычных болотных сапогах не пролезешь. А если они наполнятся водой, то человек за считанные секунды может уйти в трясину. Одеваем «гидрики» и внимательно изучаем место у носа вездехода. За час капания в грязи – никаких результатов. Только сам вездеход стал как-то боком спускаться все ниже в топь. Значит, единственная версия – чем-то зацепился за днище. Достаем длинные палки и саперные лопаты – двое как кроты капают, а третий прощупывает пространство под днищем. Увы, безрезультатно. Тогда решаемся на крайние меры – сдвинуть лебедкой. Есть большой риск продрать днище, но и сидеть сложа руки нельзя: болото - не оживленная трасса, здесь никто на помощь не придет. Длинный трос у нас в запасе имеется, и протягиваем его метров на 50 до ближайшего крепкого дерева на другой стороне «полянки».

Лебедка скрипит, дерево гнется, водитель пытается подгазовывать. Вдруг слышится адский треск и вездеход уже своим ходом преодолевает «полянку». Которая, кстати, чуть дальше оказывается вполне сухой. Страшно проходить топь, чтобы посмотреть, что же нас сдерживало, но интерес превозмогает. Идем немного в обход и видим огромнейший плоский пень и клочья колючей проволоки. Это сочетание поневоле заставляет вспомнить о рабском труде заключенных на торфяниках в военные и послевоенные годы. К сожалению, эти истории растворились в современном фольклоре местного населения. Кого они интересуют, могу отослать к книге земляка – нижегородца Алексея Маврина «Псоглавцы». Там повествование идет как раз про эти места.

За работой мы не заметили, как вновь начало смеркаться. Оказывается, мы провозились более пяти часов! Да и на проверку возможных повреждений ушло немало времени. Слава богу, их не оказалось. Теперь надо решать: выбираться к цивилизации или оставаться здесь ночевать? Выбираем первое – выходные уже на исходе. Далее следует адская гонка по лесной просеке. Уже стемнело и света казенных фар не хватает – подсвечиваем дорогу мощным дополнительным фонарем. Высовываться из вездехода не рекомендуется – может запросто оторвать голову и конечности бьющими по корпусу крепкими ветками. Поэтому светим на дорогу прямо из кабины. Скорость движения по непрерывным ухабам в 30 километров в час в такой обстановке кажется большой.

Почти в полночь мы выбираемся на дорогу к поселку. Вновь пересекаем разлившийся ручей, и вот - цивилизация. Осталось лишь просушиться и сделать неутешительные выводы – выходных явно не хватает для таких поездок. Минимальное время – неделя. А это уже отдельная история. 

Константин Гусев 

 

http://nn.mk.ru/articles/2015/06/17/kak-korrespondent-mk-v-nn-testiroval-vezdekhod-na-bolotakh.html

Profiler